Способы художественной росписи

Продолжение.
Часть 1.

«Душа, пролившаяся краской»

     В сущности, рисовать на привычных жестких «носителях» гораздо удобнее. Это знали еще первобытные художники, и их творения сохранились навечно. Однако некоторым художникам подавай трудности – они выбирают роспись по ткани. При этом каждый подбирает технику «по вкусу», по темпераменту. Кого-то вдохновляет запах разогретого воска и таинство перекрытий, кого-то – удобства свободной росписи и современных красителей.
     Татьяна Шихирева рассказывает: «Я увлеклась горячим батиком и стараюсь не отклонятся… Тот, кто работал в этой технике, знает, что сначала надо делать самое светлое, потом темнее и темнее. И все время надо держать в голове, что у меня было светлое, что темное. Это настолько интересно и увлекательно, что отказаться от такой работы сложно».
     Другие предпочитают заниматься росписью тканей именно для одежды: «Мне нравится, чтоб хлопок или шёлк жил – мялся, развевался на ветру, иногда был виден на просвет, а главное – чтоб он иногда касался чьей-то щеки и был кому-то нужен» (Вероника Павленко).
     Некоторые мастера по гобелену работают и в батике, другие останавливаются на чем-то одном. «В горячем всё время надо думать про то, как там потом, все время перед глазами не работа, а корка воска. Пожароопасность при делании (один раз было!). В холодном – какая-то несерьёзность. И везде – технологии – процентов 90! С гобеленом всё с точностью до наоборот. Да, подготовки много. Но процесс – сказка. Просто, как 2х2, то есть всё творческое напряжение на сюжет, композицию, пластическое решение... Ручки чистые. Изображение видно сразу, ну, разве что не всё и на боку, но это ничто по сравнению с горячим батиком», – считает Ольга Попова.
     Елена Дорожкина предпочитает живопись на шелке: «Чем больше занимаюсь батиком, тем дальше ухожу от его классических техник (холодный, горячий). Они ограничивают меня в творческих желаниях, не дают возможности делать сложные сюжетные композиционные задумки. Холодный батик – это контур – граница, он не позволяет создавать тонкие, живописные оттенки. Горячий – вовсе с воском, где все очень декоративно, но односложно и плоско, эти техники, как правило, подразумевают декорирование ткани для одежды, собственно, для чего и был изобретён батик. Мне этого не достаточно. В процессе многолетней работы в батике, я открыла для себя свою технику, позволяющую мне реализовать мои сюжеты на шелке. Моя техника – это свободная роспись. Как правило, по предварительному эскизу. Шелк позволяет красиво, нежно растекаться краске, и часто сам подсказывает новые эффекты, надо только их уловить, проявить, подчеркнуть. Процесс сложный, тонкий, но интересный. Можно сказать, мы с этой техникой взаимодействуем»

Дорожкина Елена (г. Королёв). Лето. 2005. Шелк. Свободная роспись. 49х50 см.  Сайт
Дорожкина Батик 

    Обратимся снова к истокам, на этот раз – зарождения авторского батика в СССР. Основатель латышской школы гобелена художник Рудольф Хеймрат (1926–1992), начинал свою деятельность в 1950-е годы с батика и керамики. В начале 1960-х годов Юозас Бальчиконис (1924–2010), основатель литовской школы художественного текстиля, начал свои опыты в технике горячего батика. Это были занавесы и настенные панно изо льна по мотивам литовских народных песен и легенд. Его опыт интересен до сих пор, в частности потому, что он, кажется, единственный художник (в СССР и нынешней России), который использовал в батике растительные красители. Например, зеленоватые и коричневые тона художник получал из древесной коры, мха и ржавчины. Его сын Кястутис так же создавал своеобразные, поэтичные работы.
Бальчиконис Кястутис (Литва). Праздник на Немане. 1978. Хлопок. Горячий батик. 230х304 см. Национальный музей Литвы.
Утонченные фигурки сидят на веслах, справа танцуют три «грации», в центре композиции – Древо и лебеди. 
Бальчиконис Кястутис (Литва). Праздник на Немане  

     Монументальные батики, близкие фресковой живописи, на выставках производили сильное впечатление. Становилось ясно, что батик вполне достоин занять место в общественном интерьере.
     Выставка Юозаса Бальчикониса в Москве в начале 1970-х годов произвела настолько большое впечатление на Ирину Трофимову, что всю дальнейшую творческую жизнь она посвятила этому виду искусства. Технику батика художник изучала в Дели. Посетила многие азиатские республики и страны Юго-Восточной Азии. За полвека работы (с 1962 года) в авторском батике она никогда не изменяла горячему батику, собственному стилю и монументальному размеру полотен (обычно они имеют размер 265х100 см.). Ирина Трофимова считает, что традиционная древняя техника не ограничивает возможности автора, а помогает в творчестве. Заслуженный художник России, она более 30 лет работала в объединении «Весна». Создала более 1000 тематических и сувенирных рисунков для головных платков, отмеченных наградами. Более 100 монументальных панно, многие из которых хранятся в музеях страны и за рубежом. И каждый год появляются новые серии, посвященные различным темам. На полотнах обычно присутствуют крупные фигуры в костюмах, точно соответствующих эпохе, предметы, символизирующие выбранную тему. Персонажи молятся, читают, танцуют, беседуют, наблюдают за нами оттуда, из своей застывшей вечности.
Трофимова Ирина (Москва). Египет. Китай. Средневековье. Триптих. 2010. Хлопок. Горячий батик. 265х100 см. 
Трофимова батик  

     В ноябре 2011 года Ирина Трофимова стала вдохновителем и организатором уникальной выставки «Текстильная фреска» в московской галерее «Беляево». Здесь были представлены только масштабные работы (от 2 метров) художников из разных российских городов. См. в блоге.
     Когда перед нами работа большого формата, от нее ждешь и глубокого содержания. Напомнить об этой не утилитарной, а высокой, духовной ипостаси батика и призвана была необычная выставка.
     Истоки нынешнего монументального батика уходят в глубокую древность. Сложные сюжетные композиции фресок пещерных храмов Индии позднее перешли на ткани, создававшиеся в разных техниках росписи. Это были сакральные рисунки на завесах стен, ниш и дверей храмов, ритуальных колесниц. Ткани, сохранившиеся со времен средневековья, имеют мифические и эпические сюжеты, иногда сцены придворной жизни. Известны храмовые завесы, достигавшие размеров 3х6(8) метров. Рисунок на них наносили палочкой густой краской. На юге Индии был развит восковой батик.
     Но вернемся в нашу страну. Вслед за Ириной Трофимовой батиком начали увлекаться и другие. Так из Европы, кружным путем, через прибалтийских художников, резервная техника создания рисунка на ткани вновь пришла в Россию.
     Для художника, работающего в текстильном производстве (дизайн тканей, головных платков, занавесов), авторский батик с 70-х годов стал отдушиной, позволял заниматься свободным творчеством.
     В период перестройки батик был хорошей подмогой для тех художников, которые оказались невостребованными. Многие мастера гобелена переключились на роспись. С конца 1990-х годов все больше студентов выбирают для дипломной работы батик, всё меньше – трудоемкий гобелен. В последние годы декоративное искусство оживает после «смутных времен», масштабные биеннале, триеннале (хотя и с оговорками на вкусы организаторов) дают возможность увидеть художников изо всех регионов одновременно. По батику таких выставок еще не было, но Интернет постепенно уничтожает границы и расстояния, дает возможность увидеть многое, хотя впечатления от «живой» работы и виртуальной могут быть очень разные.
Булычёв Юрий. Время. Механика.   Альбом.

Булычев батик

     Есть художники, которые всю жизнь успешно работают в выбранной технике и одном стиле. Есть многогранные авторы, об их творчестве невозможно составить впечатление по одной работе, поэтому даю, где возможно, адреса их сайтов. Одних мы знаем уже много лет, другие еще только начинают интересно работать в различных техниках росписи тканей. Дабы не выстраивать модные нынче «рейтинги», далее представляю художников в произвольном порядке.

     В работах Елены Косульниковой вытянутый формат узкой ткани (250(300)х90 см) не мешает видеть «за кадром» широту российских просторов. Родной и всегда немного печальный пейзаж, мало где изменившийся с веками и перестройками. В недавней работе из этой серии – «Русский Север» появилось больше цвета, как будто солнце выглянуло, подтопило снег, нарушило сумрачную монохромность и порадовало нас приближающейся весной.
Косульникова Елена (Москва). Русский Север. 2011. Горячий батик. 
Косульникова Батик

     Последние работы автора отражают впечатления о зарубежных поездках.

     Произведения заслуженного художника России Татьяны Шихиревой – это «театр одного художника», сверкающий всеми цветами радуги. Ее работы в технике горячего батика на шелке узнаются сразу. Это рассказы о нешуточных страстях Прекрасной дамы, Коломбины, Пьеро, Арлекина. Каждая композиция становится изысканным сюжетом из истории разных стран и эпох. «Мне хочется показать драму, трагедию, которая развивается в данном образе. Я всегда иду от какой-то интриги. Мне очень нравится рисовать подробности, например, шейку с оборочкой, свадьбу с цветочками. Интересно обращение к какой-то другой эпохе. Много копаюсь в книгах по истории, моде разных эпох, нахожу для себя какой-то образ и создаю свою собственную картинку», – рассказывает художник. Часто несколько сцен разыгрываются сразу на нескольких полотнах разной формы, составляющих не серию, а единую композицию. Действие, порой, продолжается уже на раме, где можно встретить и автора, переживающего за своих героев. А кто ж там притаился за колонной? Уж не Сам ли…?
Шихирева Татьяна (Москва). Благовещенье. Левая часть композиции. 2000. Горячий батик   Альбом.
Шихирева Батик

     В серии батиков Ивана Харченко умопомрачительная разница в масштабах человека, его еле видимой головки и колоссальной, но изящной, туши быка, не поместившегося на полотне, кажется невыносимой. Как будто мы смотрим на него в резко сжавшейся перспективе из-за очень близкой низкой точки. И, тем не менее, маленький человек, одетый в русский народный костюм в этой корриде побеждает. Одолевает «зверя в себе».
Харченко Иван (Сергиев Посад). Укрощение строптивого. Ок. 2010. Хлопок. Горячий батик 
Харченко Иван. батик  

     А такого удалого сюжета, как у Татьяны Чагоровой («Много девок, – я один»), кажется, еще в батике не было. Необычна и форма – это единая композиция, состоящая из пяти больших полотен.
Чагорова Татьяна (Пенза). «Много девок, – я один». Полиптих. 2010. Хлопок. Горячий батик. 180х80см. каждая часть 
Чагорова батик

     Снег – благодатный сюжет для художников, работающих на ткани, ведь батик обычно и начинается с белого полотна. Остается лишь нанести цветовые пятна на оставшиеся места… Триптихи Ольги Гамаюновой напоминают перламутровые инкрустации, манящие загадочным блеском и нежными переливами тонов: «Мир моих работ – это идеализированное средневековье: замки и небольшие селенья среди бескрайних просторов полей и лесов, гор и рек. Там сменяются времена года, и жизнь течет своим чередом. Конечно, здесь есть влияние Вальтера Скотта и Толкиена, но все это уже часть моего внутреннего мира, о котором я пытаюсь рассказать в своих работах». Три части соединены не формально, а являются единой композицией.
Гамаюнова Ольга (Москва). Зима. Центральная часть триптиха. 2006. Шелк. Холодный батик 
Гамаюнова Батик

     Марина Лукашевич (1968–2000) уже много лет назад опровергла предубеждение, что не все сюжеты годятся для батика – для своих выставок она когда-то придумала название: «Есть ли жизнь на шелке?». И на ее шелке, действительно, была и реальная жизнь, и сказочная. В ее работах в технике холодного батика видна абсолютная раскованность, легкий, свободный рисунок, безграничная фантазия, юмор, яркая декоративность, самобытный почерк.
     Образы, как будто наперегонки спешат осуществиться, вырваться из небытия: «Моя душа, проливаясь краской, может так свободно, так точно отпечатываться на шелковой материи». Она изобрела технику двухслойного батика, в котором две почти прозрачные композиции на тонком шелке расположены параллельно: «Только оставь ненадолго два плоских прозрачных изображения на одном подрамнике – они тут же сольются в... третью, уже «объемную» картинку». В результате возникает иллюзия живых, движущихся изображений, особенно, если движется сам зритель.
Лукашевич Марина (Москва). Ангел. Шелк.
Лукашевич Батик
 
Лукашевич Марина. Человек и кошка. Шелк. Двойной батик
Лукашевич Батик
(Фото с персонального сайта)

     Талант часто бывает многогранен: будучи актрисой театра-кабаре «Летучая мышь», она писала сказки и эссе, посвященные философским темам, занималась мультипликацией. Работы Марины Лукашевич, рано ушедшей из жизни, можно посмотреть на ее сайте.

     Необыкновенно декоративные произведения Анны Милосердовой можно рассматривать долго, постепенно находя все новые многозначительные детали. О таких художниках, видимо, писал Уильям Блейк (в переводе С. Я. Маршака):
        «В одном мгновенье видеть вечность,
        Огромный мир – в зерне песка,
        В единой горсти – бесконечность
        И небо – в чашечке цветка».
     Из калейдоскопа мельчайших подробностей и символов складываются завораживающие, графически точные, лаконичные образы, за которыми ощущаются большие культурные пласты. Реальные птицы, тигры, змеи, бараны превращаются в сказочно красивые создания. В работах привлекают неожиданные ракурсы, гиперболичность, пристальный и добрый взгляд на мир. Особенно хороши птицы: высокомерный индюк, чей-то сонный, теплый уют пуха и перьев, радость воробья, плещущегося в весенней луже. Узоры на веселых разноцветных слонах оказываются безразмерными женскими юбками…
Остроумен прием соединения отдельных панно в единое произведение с помощью состыковки каких-то деталей, например, бивней слона.
Милосердова Анна (Москва). Ход вещей. Триптих. 2007. Шелк. Холодный батик, роспись. 70х210 см. Москва, Дарвиновский музей     Альбом
Милосердова Анна. Батик
 
     Интересно наблюдать, как традиционная символика оживает в творчестве современных художников не формальной цитатой, набором известных знаков, а органично. Когда символ обретает новые очертания, как бы рождается заново, преломляясь с авторским, сегодняшним пониманием жизни. В работе О. Ложкиной. «Песнь предков» первобытные рисунки лосей и охотников, перешли со скал на тонкую ткань, чтобы их смогли увидеть и в дальних краях. Рисунки и символы множатся и множатся, превращая каменистые берега на ткани в смесь древних знаков разных эпох. Письмена выходят на поверхность земли, толпятся, как будто говорят: «Вот мы! Мы живы, мы с вами, не забывайте нас, ведь мы – голоса ваших предков, самая первая книга, написанная человечеством!». Нижний остров поднимается, оживает и вырастает до неба одна из мифических небесных лосих – владычиц мира, а от нее уже отделяется вторая…
Ложкина О. (Ижевск). Песнь предков. Холодный батик. 145х60 см. 
Ложкина Батик

     Серьезные (не заказные), порой, философские темы в батике — редкость, а решенные еще и интересно декоративно – вдвойне. Светлана Шихова добавила к росписи традиционный узбекский прием простегивания. Стежка проходит то по линиям резерва, то разделяет цветовые пятна.
Шихова Светлана (Узбекистан, Фергана). Продавец дынь. 2010. Шелк. 70х60 см.  Еще батики.
Шихова Батик

      Стоит художнику взять за основу даже несложный технический прием, например, совершенно свободную роспись, как в работах Александра Талаева, и полотно  превращается в монументальное искусство.
Талаев Александр. Рождественская ночь. 2009. Шелк. Свободная роспись
Талаев Батик

     Сюжеты Марии Каминской бесконечно разнообразны. Это полевые и садовые цветы, морские обитатели и насекомые, реальные и вымышленные персонажи в окружении реалистичных бытовых деталей, пейзажи, изящные декоративные композиции, то загадочные, то поэтичные, то светлые, то сумрачные. В этом мире художника даже рыбы имеют свое лицо и характер. Интерьер – всегда с окном, за которым город, то ли реальный, то ли придуманный. Многоцветные или утонченно монохромные панно, лаконичные или с подробностями, которые можно разглядывать бесконечно. Чтобы ни было изображено в работе, это всегда декоративно, живописно и реалистично одновременно. Альбом.

Каминская Мария (Москва). Уля. Из серии «Шелковый путь». 2011. Шелк. Роспись. 70×70 см. 
Каминская Батик  

Каминская Мария. Стрекозы. Из серии «Шелковый путь». 2009. Шелк. Холодный батик. 33×80 см. 
Каминская Батик  

     Найти свою тему в искусстве, собственный стиль, чтобы тебя узнавали, не глядя на подпись, – серьезная задача для художника. Яркий авторский почерк и создает главное чудо искусства.
Сколько терпения, времени и хитроумности порой требуется художнику, чтобы осуществить задуманное! Иногда эксперименты рождают совсем необычные приемы, как в работах Сергея Пушкарёва (1954–2006). Он использовал шелкографию по эскизам на восковой бумаге акварельными красками. Художник разработал собственную технику росписи красителями по заложенной в складки ткани. В плоском виде изображение дописывалось аэрографом. Альбом.
 
Сергей Пушкарёв (Сергиев Посад). Зимнее солнце. 1985. Шелк. Авторская техника. 90х160 см
Пушкарев Батик  

Сергей Пушкарёв. Старинная музыка. Часть триптиха. 1980. Шелк. Авторская техника. 90х110 см. Москва, Музей современного искусства
Пушкарев Батик
     Необычная техника помогала передать в произведении то, что так трудно выразить: впечатления, эмоции, философские поиски смысла бытия:
        «… Летим бесконечностью в нас и над нами,
        Грустно на тверди земли».
                   (Из стихов художника).

     При соединении разных видов искусства часто возникает нечто интересное.
Виктория Кравченко (1941–2009) дополняла батик офортом. Ещё работы.

Кравченко Батик  

     Книжный график Елена Узденикова, занимаясь одновременно и батиком, органично совместила роспись на шелке с книжными иллюстрациями к персидским сказкам. При издании (в отличие от древних свитков), иллюстрации будут выполнены обычным полиграфическим способом, но миниатюры сохранят необычный эффект рисунка на ткани. Альбом. 
Узденикова Елена. Иллюстрация к персидской сказке «Золотой сазан». 2002. Шелк. Холодный батик, роспись. 15х25 см. 
Узденикова Батик  

     Конечно, это только часть тех авторов, которые заслуживают внимания. Больше фотографий работ художников смотрите в блоге по тегу БАТИК.

О душе, акриле и музейном текстиле

     Любые живые чувства и мысли, волнующие художника, как это ни покажется кому-то странным при разговоре о декоративном искусстве, можно передать в картине на ткани. И если они действительно есть у автора, то легко найдется и соответствующее нестандартное, естественное композиционное решение. Тогда не понадобятся формальные приемы деления плоскости квадратами, полосами и прочими геометрическими фигурами, эти «строительные леса», не несущие никакой смысловой нагрузки.
     Однажды я присутствовала в Строгановке на обсуждении эскиза дипломного проекта студентки с преподавателем. Ее гобелен был посвящен изображению Георгия Победоносца во вполне каноническом варианте. Эскиз был грамотно разделен на три части и еще на разные части внутри… Подумалось: «Что ей Гекуба?». Не похоже было, что молодая девушка так сильно увлечена этим сюжетом, чтобы потратить на него много месяцев своей творческой жизни…
     «Пролейте душу краской», и вы вольно или невольно поделитесь со зрителем своей болью и радостью. Тогда найдется отклик и в его душе.
     Для зрителя, если он не разбирается в приемах росписи, не имеет значения, в какой технике сделано произведение. Он воспринимает образ в целом.
     Цветы, которые, кажется, трепещут лепестками, или волна, готовая вот-вот обрушиться на восторженного зрителя, поражают иллюзорной достоверностью и техническим мастерством. Профессиональное умение, бесспорно, необходимо. Но разве техника – главное в художественном произведении, а фотографическая точность – это цель художника? Вспомним Анатолия Зверева, который мог гениально и лаконично нарисовать портрет на салфетке чем угодно.
     Работа горячим воском завораживает, она сродни древней магии. Если художник работает в «чистой» технике горячего батика это представляет особый интерес, но это не значит, что холодный батик и другие, авторские, смешанные техники «хуже». Это просто разные способы декорирования ткани. Приемы создания рисунка непосредственно красителем на ткани, скорее всего, даже более древние, чем способы резервирования. Живопись на шелке минеральными красками традиционна для Китая. Японские художники издавна используют при создании, например, кимоно одновременно резерв, трафарет, утонченную роспись, вышивку, золочение.
Кимоно. Фрагмент. Япония
Кимоно. роспись  

     В наше время, когда смешиваются не только отдельные виды искусства, но даже искусство, техника и наука, неудивительно, что пытливый художник сочетает в одной работе разные техники, хотя в чистоте определенного вида росписи есть своя прелесть. Постоянно изобретаются все новые приемы работы на ткани, а промышленность быстро отвечает на новые запросы (или сама их организует).
     Акриловые краски – современный аналог древних минеральных красок и прежних приемов борьбы с растеканием красителя, таких, как добавление в краски соли, загусток из крахмала, траганта, желатина и т. п. Масляная краска активно использовалась в русской старинной набойке, в создании театральных костюмов. Картина, написанная масляными красками на холсте – это тоже живопись на ткани. Но роспись на ткани в других техниках, которую можно принять за живопись маслом, например, вряд ли можно считать положительным явлением, как и любую имитацию одной техники средствами другой. Плотные укрывные краски дали художникам возможность делать рисунок на ткани свободно, как на бумаге. Художник выбирает то техническое средство, которое максимально поможет выразить задуманное. Разные виды красителей используют для различных целей: плотные краски удобны для создания живописи на ткани, но не годятся для одежды.
     «Профессионал, мне кажется, – это человек, знакомый со всеми известными и владеющий всеми доступными технологиями. Я за эксперимент, так как он рождает новые эффекты, новые приемы и технологии, часто авторские, а с ними – новые настроения и ощущения у зрителя, вплоть до нового взгляда на мир…
     Акрилом пользуюсь активно, считаю, что не нужно пренебрегать хорошими изобретениями. Это универсальность, широкая, активная палитра, стойкость, долгий срок жизни, новые эффекты. Правда, краски по-разному реагируют на свет, это нужно учитывать… Почему акрилом на ткани, а не на бумаге? Потому что ткань – не бумага. Акрил не уравнивает бумагу и текстиль, и не он определяет выбор техники. Разные свойства, разные эффекты, отсюда разные решения, разный результат, разное восприятие. Если работа в текстиле наводит на мысль, почему не на бумаге, значит, автор не вполне знает и понимает материал и не умеет пользоваться его особенностями», – считает Анна Милосердова.
     Перейдя из разряда утилитарного изделия в станковое произведение, батик, порой, теряет декоративность и приобретает черты, свойственные живописным произведениям: перспективу, объем, светотень. «Чистая» техника горячего или холодного батика заставляет художника (или помогает ему) оставаться в рамках декоративного искусства, использующего специфику классических способов.
     Выбирая укрывные акриловые краски, художник идет на то, что под ними скроется четкое переплетение нитей хлопка, живой блеск шелковинок. «Краски корпусные покрывают поверхность шелка слишком толсто и препятствуют живописи иметь блеск и надлежащую прозрачность», – отмечалось в руководстве по росписи шелка, аж, в 1624 году. Рисунок остается на поверхности, не проникая в структуру ткани, не превращаясь с ней в единое целое, как это происходит при традиционном крашении батика в чане или росписи жидким красителем.
     Бывает, что технические приемы нагромождаются друг на друга, это воспринимается как насилие над рисунком и тканью. Лаконичное решение обычно самое оптимальное.
     Использование валиков, штампов или механизированных приемов, их напоминающих, в станковом батике представляется бессмысленным. На то он и авторский, уникальный. Штамп уместен при тиражированном производстве ткани или утилитарных изделий.
     И ещё о грустном: все чаще из произведений искусства, из жизни уходит понятие прекрасного.
     Яркие краски еще не гарантируют «яркое» произведение. Таковым его делает личность художника. Видимо, она же помогает найти свой неповторимый почерк.
     Батики, которые активно продаются у нас на вернисажах, в художественных салонах, через Интернет сейчас делаются, порой, вполне профессионально. Но они тиражируются, редко имеют собственный авторский стиль, поскольку рассчитаны на усредненные вкусы покупателей («чтоб как на фото, детально, понятно и красивенько»), и поэтому не имеют серьезной художественной ценности.
     Конечно, проблема реализации всегда встает перед художником. Музеи редко обращают внимание на батик. Уязвимость тонкой ткани, свето- и водобоязнь, недолговечность батика, который уступает в этом и гобелену, и тем более живописным холстам, уменьшают его ценность в глазах покупателей (и снижают расценки).
     В талантливых руках батик бесконечно разнообразен. Это и четкие линии рисунка, прорисованные стеклянной трубочкой, штифтом или чантингом и живые, неповторимые штрихи кистью с воском. Это окрашивание локальными пятнами внутри резервной линии или плавные переливы свободной росписи, соединенные с четкой графикой новых материалов.
     Сегодня были бы интересны более активные эксперименты с использованием батика в синтезе с другими видами искусства, в дизайне интерьера.
     Работы современных художников показывают – батику подвластно всё. Любые темы и масштабы: широкоформатный, высокоформатный, и даже многосерийный, преодолевающий таким образом изначальную ограниченность ширины ткани.
     Батику доступны все жанры: пейзаж и портрет, абстрактные декоративные композиции и жанровые сцены, натюрморты и анималистика.
Годич Марина. Зимний вечер. 2010. Шёлк. Холодный батик. 56x56см.     Альбом.
Годич Батик
 
     Батик может поражать зрителей перед началом спектакля масштабным занавесом или грандиозными размерами на выставке, в музее или в общественном интерьере. Может радовать небольшой картиной, висящей дома над диваном или в строгом директорском кабинете. Батик может превращаться в скатерти-салфетки, традиционную национальную и европейскую одежду.
     У него лишь одно уязвимое место – беззащитность перед временем. И, тем не менее, недолговечная ткань часто намного переживает своих создателей. Если бы существовал архив произведений искусства, где бы могли найти пристанище работы любых авторов, мы были бы намного богаче. Пока, в некоторой степени,  преодолевают эту проблему только музеи. Пора создавать и в России музей, если не батика, то текстиля в целом. А начать можно было бы с серьезной, масштабной выставки, посвященной и истории, и современному батику.

Благодарю за предоставленные фотографии  Е. Дорожкину,  М. Каминскую, Т. Мажитову, Е. Узденикову, И. Харченко, семью Сергея Пушкарёва.
P.S. Напоминаю, что вы можете написать комментарии, даже если не являетесь участником Живого Журнала.


Источник: http://irinadvorkina.livejournal.com/74355.html

Закрыть ... [X]

Техника декупаж - статьи, уроки, видео, история Сайт Выкройки зимних пальто



Способы художественной росписи Посезонам. ру - интернет-магазин русских сувениров
Способы художественной росписи Марки русского фарфора - Антиквариат - клейма на
Способы художественной росписи Полвека авторского батика. Часть 2 - БЛОГ ИРИНЫ
Способы художественной росписи ЕТКС 3 Единый тарифно-квалификационный
Способы художественной росписи КАК ЗОЛОТИТЬ ИКОНУ ARTconservation
Способы художественной росписи Болеро спицами Мир вязания и рукоделия
Способы художественной росписи Выкройки кукол, выкройки куклы тильды, выкройка тильда зайца
Вязание. Вязание спицами модели и схемы. Вязание на Детская куртка выкройка - построение Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы реальных женщин Искусственная икра Видео! - t-Видео Как рисовать. Акварель. Пошаговое руководство Как сделать сыр в домашних условиях - рецепты Ленточного кружево крючком со схемами. Как вязать ленточное